10012013Горячие новости:

Павлу Астахову по теме сирот больше сказать нечего

С Павлом Астаховым – уполномоченным при президенте РФ по правам ребенка – мне не удается договориться о встрече с декабря прошлого года: его мобильный на звонки из редакции не реагирует, безответными остаются и обращения на автоответчике его пресс-секретаря. А по офисным телефонам помощницы уполномоченного по правам российских детей вежливо, но твердо дают понять: все, что Павел Алексеевич хотел бы сказать по теме усыновления российских сирот иностранцами, он уже сказал. Той самой общественности, от имени которой мы, СМИ, выступаем.

И все же вопросы к официально назначенному «детскому» уполномоченному – Астахов считает, что к его подопечным можно отнести более 30 млн. маленьких россиян, где бы они ни находились и с кем бы ни жили, – остаются. Потому что, как подмечают эксперты, мнение омбудсмена в дни рассмотрения так называемого закона Димы Яковлева напоминало перепады московской погоды – то минус, то плюс, то пронизывающий ветер, то слякоть.

17 декабря, то есть за два дня до того момента, когда депутатский корпус нижней палаты парламента большинством голосов во втором чтении законопроекта высказался за установление запрета на усыновление детей американскими гражданами, а заодно запретил деятельность агентств, помогающих в этих процедурах, российский уполномоченный по правам детей выразил обеспокоенность возможностью денонсации соглашения по вопросам усыновления между РФ и США. В интервью Интерфаксу он пояснил, что «данное соглашение было создано с целью помочь десяткам тысяч российских детей, которые живут в американских приемных семьях». «Соглашение позволяло следить за их судьбой. Если соглашение будет денонсировано, то мониторинг будет возможен только в рамках консульского общения, что может создать колоссальные трудности», – посетовал тогда Павел Астахов. Напомним, что всего, по данным Минобрнауки, на территории США проживают около 47 тыс. российских детей, в то время как, например, во Франции – примерно 25 тыс.

Еще нам – если иметь в виду ту самую общественность, к которой нас неоднократно отсылали сотрудники аппарата уполномоченного, – до конца не ясна судьба 46 или 52 детей (цифры разнятся даже здесь), в отношении которых завершены судебные разбирательства. То есть российский суд разрешил усыновление этих детей американцами. Астахов в конце декабря, до подписания закона президентом, поспешил заявить, что «46 детей, которые были подготовлены для усыновления американскими семьями, останутся в России». «По этим детям будет принято решение об их усыновлении в первоочередном порядке российскими усыновителями», – был уверен «детский» омбудсмен.

Однако двумя днями позже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заверил: американцы смогут забрать детей из РФ, по которым есть решения суда. «Конечно, он (закон) не будет распространяться на те случаи, где уже есть решения суда по усыновлению. Это не может быть запрещено», – считает Песков, кажется, даже не юрист в отличие от Астахова по образованию.

А еще хочется спросить у активного защитника прав российских сирот: как же так вышло, что последних лишили не только права выбора новой семьи – не станем повторять много раз сказанное о том, почему россияне не спешат усыновлять проблемных детей, – но и возможности иметь защитника своих интересов в Госдуме хотя бы во время скандального второго чтения законопроекта? Ведь даже во время бракоразводного процесса родителей в суде ребенка могут спросить, с кем из них он хотел бы остаться. А каждая из сторон – мама и папа – должна убедить суд в том, где именно ребенку будет лучше жить. В ситуации со 128 тыс. детей, которые, по словам вице-премьера по социальным вопросам Ольги Голодец, нуждаются в устройстве в семью, об их судьбе «позаботилась» абсолютная чужая «системная тетка» – Госдума. Которая прожевала и выплюнула антиконституционный закон в рекордно короткие сроки – за 11 дней.

Как всегда, до последнего мы надеялись на президента: мол, возьмет Владимир Владимирович да и не подпишет возмутительный закон, хуже из-за которого станет только тем деткам, которых из-за врожденных дефектов и тяжелых заболеваний теперь никто никогда не усыновит. Надежда умерла 28 декабря, несмотря на материальные новации по усыновлению проблемных детей, прописанные в президентском указе в тот же день.

«Про «закон Димы Яковлева» забудут через месяц», – уверен политолог Алексей Мухин. «Этот закон – демонстрация того, что Россия – суверенная страна и может принимать решения, несмотря на мнение воинствующего меньшинства», – цитировала Русская служба новостей слова эксперта, договорившегося до того, что «чем больше была истерика в либеральном лагере, тем больше Владимир Путин склонялся, чтобы подписать закон в таком виде». Чувствуете, чем запахло?

Этому самому меньшинству, за несколько дней собравшему более 100 тыс. подписей за роспуск парламента, принимающего, по мнению подписантов, антигуманные законы, недвусмысленно дали понять: «Лучше не спорьте, не истерите! А то хуже будет!»

Но куда уж хуже… Президентский Совет по правам человека публично заявляет: так называемый закон Димы Яковлева нуждается в тщательной юридической доработке. «Меня печалит то, что президент не увидел документов, которые мы ему направляли. Мы как раз в заключении обращали внимание на целый ряд юридических тонкостей… Там был ряд вопросов, но сейчас о некоторых из них говорить бессмысленно, потому что закон подписан», – эти слова главы совета Михаила Федотова цитировало не одно информагентство. По словам Федотова, «Конституционный суд еще долго будет разбираться со всеми шероховатостями этого законопроекта». Но реакции с другой стороны не последовало.

Корреспондент «НГ-политики» обратился с запросом и в Верховный суд (ВС) – согласно заявлению Дмитрия Пескова (28 декабря), Владимир Путин «ожидает ориентировки Верховного суда, который должен разъяснить судам все юридические аспекты, связанные с этими процессами (усыновлением детей американцами. – «НГ-политика»). В ВС корреспонденту разъяснили, что, в свою очередь, ожидают ориентировок и сводок по усыновлениям из судов низших инстанций.

Теперь в очередной раз заговорили о необходимости создания единого ведомства – федерального агентства, призванного заниматься то ли семьей и детьми в целом, то ли только проблемами детей-сирот.«У семи нянек дитя без глазу» – эту народную поговорку состояние дел с российскими сиротами подверждает кратно. В интервью «НГ» более года назад (см. «НГ» от 20.07.11) Павел Астахов утверждал: «У нас 19 федеральных ведомств, которые так или иначе занимаются проблемами детей. Но все время чего-то не хватает, но больше всего взаимодействия, нет системообразующих механизмов». Тогда же детский омбудсмен говорил о том, что может по пальцам пересчитать регионы, где, скажем, хорошо работают комиссии по делам несовершеннолетних, и приводил ужасающие факты по состоянию детских медучреждений: «Это кошмар, это ад! На 50 коек отделения один унитаз и одна раковина с холодной водой. В палате лежат по девять человек – от трехмесячного малыша до шестнадцатилетнего подростка…» Откуда, с чего появилась у г-на Астахова уверенность, что в детских больницах повсеместно теперь деньги не разворовываются и появилось не только современное и качественное оборудование, но, и что не менее важно, горячая вода?

Скажи, мой дорогой читатель, ты веришь, что с появлением очередного чиновничьего монстра жить российским детям, оставшимся без родительского попечения, станет лучше, веселей?

При подготовке этого номера выяснилось: российская сторона при подписании меморандума о намерениях с американской стороной умудрилась позабыть даже про возможность двойного гражданства для усыновляемого ребенка. Подразумевалось, что до достижения 16-летнего возраста у уезжающего в приемную семью малыша помимо американского гражданства будет сохраняться также и российское. И в таком случае возможна судебная защита прав ребенка в случае их нарушения, в том числе и в международных судах. Намеренно или случайно, это условие дополнительно оговорено не было: сирота при усыновлении незамедлительно становится гражданином США, и г-н Астахов и иже с ним остальные радетели благополучной судьбы маленького экс-россиянина за границей могут спокойно умыть руки. Защищать интересы сироты в международном правовом поле уже не придется.

Впрочем, все эти юридические, по Федотову, «шероховатости» теперь уже позади. Антисиротские думские поправки с 1 января вступили в силу. И теперь уже всем недосуг разбираться с истинным авторством документа. Официально в авторах чуть ли не весь депутатский состав фракции «Единой России» в ГД, к примеру, и лидеры всех остальных думских фракций.

Хотя в конце прошлого года телеканал «Дождь» со ссылкой на источник из «Единой России» заявлял, что поправка о сиротах была «спущена из администрации президента РФ», а не придумана депутатами Госдумы. Позже тот же «Дождь» сообщил, что, по словам их источников, подлинное авторство принадлежит первому заместителю главы администрации президента Вячеславу Володину и Ольге Баталиной, первому зампреду думского комитета по делам семьи, женщин и детей.

Журналист Сергей Пархоменко провел даже небольшое расследование: он скачал законопроект с сайта Госдумы, опубликовал скриншот свойств этого файла, озаглавленного «магницкий_ТЕКСТ_фз.rtf». Автором этого документа в свойствах файла, как утверждает журналист в своем блоге, указан референт Государственно-правового управления президента Российской Федерации Сергей Валентинович Тихомиров, а не депутаты Сергей Нарышкин, Владимир Васильев, Владимир Жириновский, Геннадий Зюганов и Сергей Миронов, указанные в пояснительной записке.

Сколько детей все же успеют обрести новых родителей в Америке, нам еще только предстоит узнать. Авось, не забудем и будем держать дела сиротские на постоянном контроле. Вопреки надеждам прикремлевских политологов. Хотя некоторые оптимисты продолжают верить, что где-то там, наверху, подумают-подумают, да и отменят последствия депутатской дури в отношении обездоленных ребятишек.

Источник

 

Рекомендуем также прочитать: