09152013Горячие новости:

Российская молодежь боится власти, не верит оппозиции и ждет революцию, выяснили социологи

Главными «носителями социального зла» — коррупции и воровства — российская молодежь считает чиновников, а единственным вариантом изменений в стране респондентам видится полный слом существующей системы. Революцию, правда, молодые россияне считают неосуществимой. Лишь четверть молодых россиян интересуется политикой, еще меньше понимает, как устроено общество и зачем нужно государство, хотя считают себя демократами и либералами, говорится в исследовании Лаборатории Крыштановской.

Лаборатория Крыштановской (группа социологов под руководством главы Центра изучения элит в Институте социологии РАН Ольги Крыштановской) обнародовала выводы масштабного исследования о российской молодежи, в котором было проанализировано отношение нового поколения граждан к власти, оппозиции, революции и эмиграции. Опрос проводился в период с декабря 2012 года по февраль 2013-го в 26 городах России. В рамках исследования специалисты проводили фокус-группы и глубинные интервью с представителями четырех групп: студенты-гуманитарии, студенты-технари, специалисты с высшим образованием и рабочие. Материал на основе исследования был опубликован в онлайн-журнале «Гефтер».

«Мы взяли эту тему в связи с тем, что (на рубеже 2011–2012 годов) были массовые митинги протеста. И мы начали изучать, кто эти люди, которые ходят на митинги. Мы выявили, что средний возраст чуть больше 30 лет: это в основном студенты и молодые специалисты. Мы взяли наиболее тревожную, на мой взгляд, категорию молодых людей – это жители городов», — рассказала «Газете.Ru» руководитель исследования Ольга Крыштановская.

Как выяснили социологи, молодые люди боятся власти, поскольку считают ее «чем-то отталкивающим, опасным, безжалостным». В целом респонденты показывали сравнительно небольшой интерес к политике и жизни общества. Ни в одной из социальных групп, выделенных исследователями, не было и половины респондентов, интересующихся происходящим в стране. Среди студентов ясное представление об актуальных событиях имели всего 15% опрошенных, среди работающей молодежи таких было чуть больше 40%.

Восприятие России серьезно отличается у работающей молодежи (ее авторы исследования относят к «поколению Х») и студентов («поколение Y»). «Чем моложе респонденты, тем устойчивее в их среде представление о России как о великой державе, с мнением которой считается весь мир. Студенты относятся к своей родине более романтично и пафосно, гордятся страной. С возрастом идеалистическое представление о России все более заменяется скептическим», — говорится в исследовании.

В то время как среди студентов распространено мнение об особом пути России и ее «миссии, связанной с таинственной «русской душой», работающая молодежь воспринимает свою страну как «великую, но распадающуюся державу», «бывшую империю, хватающуюся за имперский менталитет».

При этом, отмечают авторы исследования, респонденты говорили о деградации и возможной скорой катастрофе страны, ее распаде, не выражая по этому поводу серьезной тревоги. «Они говорят об этом как о некой возможной трудности, куда менее опасной, чем, к примеру, воровство или коррупция в госаппарате. Развал страны видится возможной перспективой, с которой, при желании, можно справиться», — констатируют социологи.

Наибольшими проблемами, по мнению молодых людей, в России являются воровство и бедность. Главными носителями социального зла – коррупции и воровства – молодежь считает чиновников. Это, по словам авторов исследования, «не подвергается сомнению и не требует доказательств».

Недостаток понимания происходящих процессов приводит к тому, что молодые люди не могут представить альтернативы существующему порядку вещей, отмечают социологи.

Поэтому, заключают исследователи, молодежь чаще высказывается за полный слом системы, даже за революцию, а не за постепенные изменения. Существующая оппозиция, как и один из ее лидеровАлексей Навальный, не может удовлетворить этого запроса, говорится в докладе.

«Молодым россиянам неприятны лидеры-интеллигенты, работающие в правовом поле и являющиеся такими же обычными россиянами, как они… По сути, оппозиционные лидеры «слишком человеческие», в то время как респонденты хотят видеть в них что-то сакральное, что-то такое, что очевидно указало бы на их право вести за собой людей, возвышало бы их над другими», — пишут авторы. Сегодня среди молодежи по-прежнему остается популярным Владимир Путин, поскольку «он воспринимается как житель Олимпа, окруженный завесой таинственности и управляющий неведомыми силами».

«Большинство респондентов негативно оценивают результаты его (Путина) деятельности, но он видится «драконом», который занимает свой пост по праву обладания тайными выдающимися качествами. Борцом с этим «драконом» респонденты хотят видеть столь же монументальную личность.

Если же на пост борца претендует некто, работающий в правовом поле, это слабак, а его претензия на сакральную роль воспринимается как нелегитимная. В этом состоит основная проблема главного оппозиционного авторитета Алексея Навального», — говорится в исследовании.

О желательности революции говорили в интервью в первую очередь студенты-гуманитарии, а также обучающиеся в вузах по естественнонаучным и техническим специальностям и значительно меньшее число работающих специалистов и собственно рабочих. Во всех группах отмечалось, что нынешняя российская оппозиция не в состоянии совершить желаемого переворота. «Оппозиция воюет за «свой кусок пирога», за государственные должности и не имеет никакого отношения к революции. Революцию же проводят герои, благородные рыцари, аскеты, готовые ради своих идеалов идти на смерть и кровавую битву», — отмечают исследователи.

«Оппозиция не должна быть либеральной. Никогда! Ни в одной стране не было либеральных оппозиций, кроме России. Чего нам не хватает для революции? Нужен настоящий толчок, который всех посадит на революцию. А сейчас народ совершенно не готов! У народа нет минимального: нет оружия, нет боевиков, нет целей», — иллюстрируют они свои выводы высказыванием 21-летнего екатеринбургского студента Романа.

Большинство опрошенных молодых людей охарактеризовали свои взгляды как либеральные или демократические — это самые частые ответы на вопрос об идеологической самоидентификации (в совокупности почти четверть опрошенных). Особенно часто называют себя либералами студенты-технари и специалисты с высшим образованием. «Выяснилось, что либеральная идеология привлекательна и для юношей, и для девушек, и является господствующей в молодежной среде, особенно в Центральном федеральном округе и прежде всего в Москве», — говорят исследователи. Левые, к которым в докладе относятся назвавшие себя коммунистами и социалистами, доминируют на юге, в Северо-Кавказском и Южном федеральных округах.

«Однако, оперируя идеологическими клише, респонденты, как правило, плохо понимают их истинный смысл», — утверждают авторы, указывая на частоту ответов, не подразумевающих наличие какой-то конкретной идеологической приверженности опрошенных («я адекватный», «я умеренный»).

«Более 90% молодых людей уверенно заявляют, что нет партии, выражающей их интересы, — говорится в исследовании. — Эта большая по численности группа нашего общества до сих пор остается «ничьим электоратом».

Значительная часть материала, подготовленного Лабораторией Крыштановской, посвящена оценке степени фрустрации российского общества и способов, которыми молодежь пытается избавиться от ощущения собственной ненужности и неудовлетворенности своей жизнью. Разочарованность наиболее сильна у молодых специалистов: это объясняется тем, что люди с высокими карьерными ожиданиями и серьезными амбициями часто не могут найти себе применения в существующей системе. «Чтобы двигаться вперед и вверх, надо различать верх и низ, перспективу и ретроспективу. Если социальная структура общества не прояснена, не видны социальные лифты, молодой человек находится в замешательстве, в состоянии аномии, что и приводит к масштабным фрустрациям. Не найдя путей для развития, он сублимирует идею социального восхождения к мобильности географической, к мечте об эмиграции», — объясняют авторы исследования. Стремление к эмиграции серьезно отличается от простого желания путешествовать, поскольку оно не подразумевает возвращения на родину и свидетельствует о «глубокой внутренней драме». В случае с туризмом молодыми людьми руководят любознательность, жажда новых впечатлений, знаний и опыта.

Для самой Крыштановской аномия (распад системы норм и ценностей, буквально «беззаконие») у российской молодежи стала главным открытием: это синоним нестабильности существующей общественной системы, при которой гражданам крайне тяжело найти себя. «В нормальном обществе человек знает свое место, он хотя бы интуитивно понимает, куда он движется, и может идентифицировать себя. Идентичности есть эмоциональные, социальные, политические, идеологические и другие. Мы все эти идентичности замеряли и обнаружили, что общественная ткань после развала Советского Союза так и не восстановилась. Она изменилась, но какова она теперь – люди совершенно не понимают», — говорит исследователь.

Большой общественный перекос произошел из-за того, что в российском обществе культом стало образование, а не профессия, объясняет Крыштановская. Из-за этого появилось большое количество людей, не понимающих, кто они, и «болтающихся по жизни». «Для их обозначения я ввела понятие «внедорожники». Это люди, которые поработали менеджерами, потом риелторами, потом сайт кому-то сделали, – люди, не имеющие ни пути, ни дороги в жизни», — заявила «Газете.Ru» Крыштановская.

Социологи зафиксировали, что существует прямая корреляция между уровнем ожиданий и склонностью к эмиграции. Больше всего желающих сменить место жительства именно среди образованных молодых людей. Среди молодых специалистов с высшим образованием также отмечен и самый высокий уровень политического радикализма. «Основными направлениями эмиграции являются: из малого города — в большой, из большого — в столичный, из региональной столицы — в Москву, из Москвы — в Европу и Америку», — говорится в исследовании, авторы которого отмечают, что в России есть всего три города, куда стремятся переехать молодые люди из провинции: Москва, Санкт-Петербург и Сочи.

Помимо объективных социальных факторов вроде бедности, коррупции и бюрократического произвола респонденты отмечали важность такой проблемы, как алкоголизм и наркомания. Причем социологи отмечают, что впервые с момента углубленных исследований молодежи произошло сращивание упоминаний алкоголя и наркотиков. «Эта лексическая близость слов заставляет сделать вывод, что в России проблема алкоголизации населения теперь усложнена присоединением к ней дополнительной проблемы употребления наркотиков», — говорят авторы исследования. В то же время респонденты, отвечая на вопрос о предпочтительной форме досуга, все-таки отдают предпочтение спорту. Только в Северо-Западном федеральном округе употребление спиртных напитков было названо излюбленным свободным времяпрепровождением.

Газета.ру

 

Рекомендуем также прочитать: